Татьяна Крицкая: «Сейчас волшебное время для сильных личностей»

Редактор РБК Вологодская область Юрий Антушевич расспросил директора Регионального центра поддержки предпринимательства Вологодской области Татьяну Крицкую о том, как на ее взгляд, сегодня чувствуют себя предприниматели региона.

Как Вы оцениваете уровень развития предпринимательства в регионе — объективно и субъективно — что хорошо, что плохо?
Что касается объективной оценки, скажу языком цифр. Хорошо — по сравнению с 2010 годом количество малых предприятий в Вологодской области выросло в 2,3 раза, с 2015 годом количество МСП в регионе увеличилось более чем на 6,5 тысяч субъектов. В 2016 году в регионе по данным Единого реестра субъектов малого и среднего предпринимательства насчитывалось 52,6 тыс. таких предприятий, это второй результат по Северо-Западному федеральному округу. Плохо – мы наблюдаем отток предпринимательской активности из районов области, это тревожный сигнал. Что касается субъективного мнения, могу сказать, что сегодня идет активный поиск возможностей для создания новых видов конкурентоспособной продукции, участие в start-up проектах, стимулируется поиск и рост инновационных идей. На самом деле, сейчас волшебное время для сильных личностей. Талант предпринимателя раскрывается именно в переходные моменты, когда он сталкивается с необходимостью что-то менять в своей схеме, модернизировать производство, а от ряда направлений и вовсе отказаться. Но, даже добившись первых быстрых результатов, нельзя расслабляться. В современном мире деловой климат таков, что при самой краткосрочной стагнации производства из фаворитов и лидеров в своем секторе можно буквально за год стать аутсайдером.

Жить, чтобы выжить?

Последние данные ВЦИОМ отмечают довольно значительный рост предпринимательства в стране, правда, углубленные интервью показывают, что происходит это от безысходности — люди вынуждены заниматься предпринимательством, чтобы выжить в сложной экономической ситуации. Как бы Вы это прокомментировали, насколько это соответствует Вашим ощущениям?
Совершенно очевидно, что в последнее время индекс предпринимательской активности вырос в разы. Но если говорить о тех людях, кто с пониманием и определенными знаниями идет в бизнес, то это точно не категория безысходности. Напротив, это серьёзное и взвешенное решение. Потому что далеко не каждый готов заниматься предпринимательством — это прерогатива людей с определенным складом ума и психологией личности, людей сильных и амбициозных, готовых нести риски и отвечать за свои решения. Безысходностью многие недобросовестные предприниматели оправдывают свое решение в сложный период уйти «в тень», закрыть предприятие вместо проработки стратегии его оздоровления.
Готова согласиться, что общую динамику предпринимательства «разгоняют» вчерашние наемные сотрудники крупных и средних компаний, которые, не достигнув желаемого роста, запускают свое дело, зачастую составляя конкуренцию бывшему работодателю. Еще одним толчком к созданию собственного бизнеса, является появившаяся в последние годы возможность замещения импортных товаров собственным производством, что привело к увеличению количества небольших компаний с области сельского хозяйства, а также производства товаров народного потребления. Ну и, конечно же, это молодое поколение, воодушевленное примерами успешных зарубежных бизнес-историй, которое изначально не желает работать наемными служащими, и настроено на создание своего дела «с нуля».
Есть ли отличия в развитии между условным индустриальным «Западом» области с центром в Череповце и вологодским «Востоком» региона, который, кажется, всегда считался более предприимчивым?

Различия, безусловно, есть, но, на мой взгляд, более актуально различать динамику развития бизнеса крупных городов, таких как Вологда, Череповец, Сокол и относительную инертность периферии. Я уже говорила о том, что динамика цифр по количеству малых и средних предприятий в районах не внушает большого оптимизма, последнее время все чаще встречаются примеры перерегистрации местных юридических лиц на территории соседних регионов. Предприниматели ищут лучших условий, уверенность в своих силах наших районных предприятий порой очень низкая. Но парадокс в том, что потенциал для развития у периферийного бизнеса зачастую гораздо выше. Здесь могут сыграть разные факторы – экологичность локализации производства, близость источников сырья, удобная логистика, кооперация с соседними регионами. И мы знаем свежие примеры серьезных прорывов малых компаний из самых удаленных уголков области, например, компании туристского субкластера «Вытегра».
С нашей стороны — важно наращивать доступность административных ресурсов, инструментов государственной поддержки, обеспечивать актуальной информацией и, конечно же, работать с настроениями людей в районах, чтобы повысить индекс предпринимательской активности и уверенности в своих силах.
Это один из наших приоритетов – выравнивать географический дисбаланс в динамике развития бизнеса внутри региона.
Как помочь предпринимателю?
Специалисты называют пять основных направлений, в которых должна развиваться поддержка малого и среднего бизнеса: а) стимулирование крупного бизнеса на работу с малым; б) решение проблемы неохотного сотрудничества банков с МСБ; в) помощь государства в регистрации и защите интеллектуальных и иных прав бизнеса; г) содействие государства допуску МСБ к участию в государственных закупках и тендерах; д) обучение предпринимателей и создание благоприятного образа предпринимателя в обществе. Насколько, на ваш взгляд, актуальны эти вещи? Чтобы бы Вы ещё добавили к этому перечню.

Все, что вы обозначили в вопросе — в топе сигналов от бизнеса, и над всеми этими направлениями в силу наших ресурсов мы и наши коллеги работаем. Но как бы мы ни старались развивать и пропагандировать нефинансовый сектор, в приоритете всегда будет прямая финансовая поддержка: микрозаймы, гранты, гарантии, субсидии на компенсацию затрат по так называемым «капексам» и так далее.
Конкретный пример из практики – недавний запрос от нашего бизнеса на создание регионального фонда поддержки экспорта. Этот проект сейчас активно прорабатывается в нашей команде развития. Такого инструмента мы в региональных практиках не нашли, так что, получается, создаем сейчас первый такого рода кредитный продукт для наших вологодских экспортеров.
Кроме того, необходимо оптимизировать схему взаимодействия бизнеса и всей системы инфраструктуры поддержки, сделав ее максимально скоординированной, доступной и эффективной. Тренд, который задается сейчас на всех крупных федеральных площадках по поддержке предпринимательства – это концентрация всех инструментов господдержки для бизнеса на одной платформе.
В Вологодской области создан отличный потенциал для достижения этой цели, но качество и системность таких сервисов необходимо совершенствовать в постоянном режиме, слушая и слыша сигналы от бизнеса.
Главными принципами такой системы должны стать механизмы «упрощения» ведения предпринимательской деятельности, стабильность и предсказуемость законодательной базы, наличие нормального конкурентного пространства, и, конечно, государственное администрирование на всех уровнях власти, нацеленное на поддержку предпринимательства, на ликвидацию административных барьеров и снижение операционных издержек бизнеса.

Есть довольно распространённое мнение, что любая помощь предпринимателям не даёт должного эффекта из-за того, что токсична сама наша российская экономическая среда, зараженная коррупцией и задавленная избыточным присутствием государства в экономике. Согласны ли Вы с этим тезисом? Что можете возразить?
Сама тема давления государства на бизнес – это прижившийся и регулярно артикулируемый тренд. Как бы лояльны не были программы поддержки предпринимательства, сколько бы усилий со стороны органов власти и институтов развития не тратилось на нивелирование и смягчение экономических барьеров, традиционно негативные сигналы от бизнеса транслируются в публичном пространстве в разы активнее, чем положительный фидбэк. Это объяснимо, поскольку проблемы и сложности всегда на первом плане.
Но демонизация государства – это не подход и не выход. Правильнее научиться аргументированно доносить сигналы и болевые моменты бизнеса до власти, совместно вырабатывать законодательные инициативы и активно отслеживать тенденции новых законотворческих проектов на стадии их публичных обсуждений, в порядке оценки их регулирующего воздействия.
Как посредник в диалоге «бизнес-власть», как руководитель регионального института развития, целью которого является защита и помощь бизнесу с привлечением ресурса административного аппарата, уверенно говорю: сегодня государственная власть в лице Правительства Вологодской области ведет последовательную, методичную, клиентоориентированную политику поддержки предпринимательства: субсидируются институты развития, работают регулярные площадки, на которых бизнес слышат, привлекаются федеральные инструменты поддержки, в постоянном режиме совершенствуется портфель преференций для бизнеса, транслируется безоговорочное уважение к профессии «предприниматель».
Так что, пользуясь возможностью, я бы в очередной раз призвала бизнес нашего региона к конструктивному диалогу с властью. Более грамотного инструмента решения вопросов, проблем и разногласий между сторонами, пожалуй, еще не придумали.

Бизнесу нужна перспектива

Другое мнение, которое недавно довелось прочитать в интервью известного предпринимателя: по-настоящему бизнес не может развиваться в отсутствии долгосрочной и понятной перспективы развития страны и её экономики. Сейчас такого видения в России нет, соответственно, нет и бизнес-прорывов. Что можете сказать по этому поводу? Что говорит опыт общения с предпринимателями региона?
Абсолютно согласна, что без долгосрочной стратегии не может качественно развиваться ни один процесс. Бизнес-процесс – не исключение. В разрезе вопроса ключевое значение имеет отнесение бизнеса к определенной экономической сфере, сформулированная перспектива развития той или иной отрасли.
Рискуя уйти в общие фразы, не буду рассуждать общероссийскими категориями, потому что мы работаем с региональным бизнесом и отвечаем за качество сервисов здесь, на местах. Могу сказать, совершенно точно, в нашем регионе такое видение по приоритетным отраслям экономики сформулировано. Традиционно, это металлургическая, химическая и деревообрабатывающая промышленность, торговля, сельское хозяйство и обрабатывающее производство, it-технологии и машиностроение, иные сферы.
Практически все вышеперечисленные отрасли интегрированы в кластерную политику региона, где у каждого кластера сформулирована и нормативно утверждена программа развития, стратегия и портфель конкретных бизнес-проектов. Здесь отмечу очень важный момент – эти долгосрочные отраслевые программы развития мы разрабатываем совместно с бизнесом, их инициативы и инвестиционные стратегии ложатся в основу этих документов, а значит согласованность такого формата взаимодействия бизнеса и власти априори обеспечена.
Насчет отсутствия бизнес-прорывов, позвольте с Вами не согласиться. Каждый год приносит в регион десятки наград высшей пробы с региональных, федеральных и международных конкурсов по оценке бизнес-проектов. Яркие примеры развития малого и среднего бизнеса в Вологодской области мы отслеживаем и поощряем на традиционных областных премиях: на Ассамблее предпринимательства в мае, на конкурсах «Лучший экспортер года» и «Лучший инвестор года» в декабре и других. Получая заявки конкурсантов – лучших предприятий региона, мы формируем очень важное для региональной команды развития бизнеса понимание: наша работа востребована и полезна, наш бизнес готов выдерживать любые трудности, нам доверяют иностранные инвесторы и партнеры, наши предприятия конкурентны и инновационны, нам есть чем гордиться, а новичкам в бизнесе есть, на кого ровняться.
Это очень важно – ставить на первый план лучшие практики и бизнес-прорывы, оставляя вызовам и проблемам единственную участь – системное и законное урегулирование.